Богослов.ru

XVI век

Купить диплом в Москве

Контрреформация Западной Церкви. Игнатий Лойола

 

Ошибки и злоупотребления западной иерархии привели к тому, что в XVI веке Римская Церковь раскололась на два противоборствующих лагеря — католиков и протестантов. Попытки подавить этот раскол силой оружия привели в конечном итоге к религиозным войнам. Западная империя разваливалась, теряя свою главную опору — веру в непререкаемый папский авторитет.

В 1540 году на прием к папе Павлу III попросился хромой, нищий монах — странствующий проповедник. Павел велел прогнать его, думая, что это один из тех попрошаек, которые вечно толпятся у его дворца. Однако тот уверял, что ему требуется сообщить святому отцу нечто важное. Папа был очень любопытен и, превозмогая брезгливость, велел впустить настойчивого просителя. Через час, отпуская от себя монаха, Павел воскликнул: «Это перст Божий!». На другой же день был издан папский указ об основании нового монашеского ордена «Общество Иисуса», впоследствии более известного под названием «иезуитов». Главой этого ордена стал тот самый хромой монах по имени Игнатий Лойола.

Лойола родился в 1491 году. Он происходил из древнего испанского рода и уже с 14 лет служил при дворе испанского короля. Впоследствии, рассказывая о своей молодости, Игнатий так описывал себя в тот период: «Падкий на успех у женщин, придирчивый в вопросах чести, дешево ценивший как свою жизнь, так и других, я предавался бесконечной роскоши…» Достигнув совершеннолетия, Лойола предпочел придворной жизни рыцарские подвиги. На военной службе он проявлял чудеса храбрости и пользовался славой блестящего офицера. Но вскоре ему пришлось отказаться как от военной карьеры, так и от придворной жизни.

В одном из сражений 30-летнего Лойолу тяжело ранило в обе ноги. В течение двух лет он пролежал в постели в своем родовом замке, но до конца излечиться ему так и не удалось. Изуродованный, забытый своими друзьями и поклонницами, Игнатий был в отчаянии. Чтобы хоть как-то отвлечься от болезни он стал перечитывать семейную библиотеку. Ему в руки попалось несколько книг с житиями святых. Эти-то книги и преобразили Игнатия. Он обнаружил в них героизм не меньший, чем в рыцарских романах. Перечитывая еще и еще раз рассказы о подвигах веры, он начал мечтать не о лаврах воина, а о славе праведника.

Едва оправившись от болезни, Игнатий пешком ушел из родительского дома. Его не могло остановить даже то, что в результате ранения одна нога стала короче другой, и он на всю жизнь остался хромым. Лойола начал вести скитальческую жизнь, полную самоотречения и унижения. Конечной его целью была Святая земля. Там он хотел умереть, посвятив остаток жизни обращению неверных. Однако, достигнув Иерусалима, он очень скоро убедился, что для успеха проповеди необходимы знания и ему пришлось вернуться в Европу. Лойола принялся с ревностью изучать латынь. В 33 года он стал посещать занятия в начальной школе. Над ним смеялись, называли сумасшедшим, но он не сдавался. Уже через два года он стал слушателем университета, а еще через пять — получил докторскую степень.

Обучаясь в университете, Лойола собрал вокруг себя группу единомышленников. Всех их объединяло одно желание — послужить делу проповеди Евангелия и укреплению Римской Церкви. Игнатий и его товарищи приняли монашество и стали странствующими проповедниками. Такими их узнал папа Павел III. Ходя с проповедью по Европе, Игнатий Лойола видел, что реформация приобрела ужасающие масштабы. Со всей горячностью бесстрашного воина он принялся защищать церковные устои и традиции Римской Церкви. В этой борьбе ему не хватало одного — поддержки римского первосвященника, и он ее получил. Папа прекрасно понимал, что торжество протестантской реформы требовало немедленного противодействия. Но это мог осуществить лишь тот, кто безраздельно предан святому престолу. И такого человека папа увидел в лице Игнатия. В разговоре с Павлом III Лойола убедил его создать воинствующий орден, монахи которого, спаянные суровой дисциплиной, явились бы подлинными солдатами папы и верными стражами Римской Церкви. Игнатий стал первым главой «воинов Христовых», как до сих пор именуют себя иезуиты. Он написал устав, благодаря которому орден на много лет вперед сделался ядром боевых сил папства.

Главными правилами ордена были строжайшая военная дисциплина и полная самоотверженность. Кроме монашеских обетов нищеты, целомудрия и послушания, был установлен еще один — полное повиновение папе. Все, что ни повелел бы им римский епископ, они обязывались исполнять беспрекословно и немедленно. Лойола писал: «Подчиненный должен быть подобен кусочку мягкого воска в руках начальника. Откажись от разума и слепо делай то, что скажет тебе твой начальник, ибо он для тебя — наместник Бога». По приказу начальствующего было допустимо совершение даже смертного греха, если это требует другая — высокая цель. Неслучайно поэтому наименование «иезуит» стало в европейских языках синонимом лукавства и обмана.

Иезуитский орден выделялся среди прочих орденов Римской Церкви. Он не имел ни монастырей, ни монашеских одежд. Его члены обязаны были разорвать все родственные связи, если этого требовали интересы Церкви. «У иезуита нет ни родства, ни родины, ни личной дружбы, — звучит в уставе ордена, — интересы папы — его интересы». Новичка учили владеть собой так, чтобы он мог следить за каждым движением мускулов и за каждым словом, им произнесенным, отучаться от всякой эмоции, сдерживать любой порыв. Строжайшая дисциплина среди членов ордена поддерживалась доносами.

«Общество Иисуса» стало чудом организаторского гения Игнатия Лойолы. В короткое время иезуиты смогли проникнуть во все области жизни европейских держав и сделались советниками высших государственных деятелей. С помощью иезуитов папы получили колоссальное влияние на политику многих стран сначала Европы, а потом и мира. Их орден превратился в настоящий форпост Римской Церкви в борьбе с реформацией.