Богослов.ru

XIX век

Купить диплом в Москве

Преподобный Амвросий Оптинский

 

«Небольшой монастырь в Калужкой губернии — Оптина пустынь, — заметил один из современных иерархов, — исторически оказалась тем местом, где русская интеллигенция встретилась с Церковью. Причем встретилась не на каких-нибудь диспутах или "официальных" богослужениях, а с самой глубиной веры Христовой, исповедуемой ее старцами». Из всех оптинских старцев наиболее известным был преподобный Амвросий. Народ стекался к его келье со всех концов Российской империи. Такую известность стяжали отцу Амвросию его духовный опыт, искренняя любовь и умение указать каждому свой путь ко Христу.

Будущий старец родился 21 ноября 1812 года в Тамбовской губернии в многодетной семье сельского дьячка. Время появления на свет младенца совпало с празднованием престольного праздника. В их доме было полно народу и матери пришлось рожать в старенькой баньке. «Как я на народ родился, так все на народе и живу» — часто говаривал отец Амвросий. В крещении он был назван Александром. С успехом пройдя курс духовного училища, Александр поступил в Тамбовскую семинарию, где стал одним из лучших учеников. Его товарищи по учебе вспоминали: «Бывало, сидишь за уроками, зубришь, а он всё бегает. А как отвечать станет — точно по книге читает!» Обладая живым характером, добротою и остроумием, Александр всегда был душой компании, его любили товарищи и сослуживцы. И никому не могла прийти в голову мысль о его монашестве. Сам старец впоследствии так вспоминал: «Да и сам я никогда не думал идти в монастырь, но как-то раз сильно заболел. Уже и надежды на выздоровление не было. Я было попрощался с белым светом, и, в отчаянии, дал обещание Богу: если выздоровею, непременно пойду в монастырь».

По выздоровлении Александр не забыл своего обета, но несколько лет откладывал его исполнение. И чем больше проходило времени, тем мучительнее становились укоры совести. «Придешь домой, — вспоминал старец, — на душе неспокойно». Изнемогая от своей нерешимости, Александр пошел за советом к духовнику, а тот сказал: «Иди в Оптину, и будешь опытен». Так осенью 1839 года Александр прибыл в Оптинский монастырь, где вскоре принял постриг с именем Амвросий.

В монастыре Амвросий вновь заболел. Болезнь была настолько тяжела, что навсегда подорвала его здоровье и почти приковала к постели. Он не скорбел о своей болезни, считал ее необходимым средством воспитания души, говоря: «Бог не требует от больного подвигов телесных, а только терпения со смирением и благодарения». После кончины Оптинского старца Макария духовное руководство в монастыре перешло к отцу Амвросию. Нелегко было ему в болезни согласиться принять на себя старчество, но его любовь к людям была выше немощи. Отец Амвросий часто повторял: «Я слаб, но ведь у людей столько скорбей, столько скорбей..!» И он жалел каждого, приходящего к нему. С раннего утра и до позднего вечера шел к нему людской поток, не считая множества монахов и нескольких десятков писем, приходивших и отсылавшихся ежедневно. Изо дня в день на протяжении 30 лет всех встречала его беззаветная любовь и забота. «Меня поразила непостижимая бездна той любви, которая была в отце Амвросии, — вспоминал первую встречу с ним знаменитый русский писатель. — И я, смотря на него, стал понимать, что значение старцев — учить людей жить счастливо и помогать им нести выпадающие на их долю тягости, в чем бы они ни состояли».

Для отца Амвросия не существовало мелочей. Он знал, что все в жизни имеет свою цену и свои последствия. Не было ни одного вопроса, на который бы он не ответил с неизменным чувством добра и участия. Вот как описывает очевидец один случай: «Однажды пришла к Амвросию деревенская баба, нанятая одной помещицей пасти индюшек. Индюшки у незадачливой крестьянки гибли, и барыня хотела ее наказать. “Старец, — кричала она в слезах, — хоть ты помоги. Сил моих нет. Сама не доедаю, пуще глаз берегу их, а они дохнут. Наказать меня барыня хочет. Пожалей, родимый”. Посетителей у старца всегда было много. Поднялся общий смех. Кто-то выкрикнул: “К чему с таким делом, да к старцу?” Амвросий же ласково расспросил ее, как она кормит птиц. Дал совет, как за ними ухаживать, благословил ее и простился. Тем же, которые смеялись над бабой, он заметил, что в этих индюшках вся ее жизнь. А индюшки у бабы, что удивительно, после совета старца, дохнуть-то перестали».

Каждый шел со своими нуждами и скорбями, просил выслушать его и дать ответ. И старец, совершенно забывая себя, не имел и минуты покоя за весь день. С утра до позднего вечера продолжался прием посетителей. Амвросий жил для мира, зная, что в мире много жаждущих Христовой любви. Особенно старец жалел грешников, понимая, что нужно ненавидеть сам грех, а не человека, больного грехом. «Такого человека, — говорил старец, — надо пожалеть, как жалеют человека больного телесно. Именно такие, грешные души заслуживают большего внимания и участия». Уверенность в том, что он не обидит, защитит, пожалеет, особенно влекла к нему страждующих, вселяя в них желание исправиться.

Преподобный Амвросий никогда не позволял себе пустого слова и говорил лишь с целью исправления и назидания. На насущный вопрос: «Как жить?» — он давал шутливые ответы: «Нужно жить нелицемерно и вести себя примерно, тогда дело наше будет верно, а иначе будет скверно». Или: «Жить — не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать, и всем мое почтение». «Мы должны, — говорил старец, — жить на земле так, как колесо вертится: чуть только одной точкой касается земли, а остальными непременно стремится вверх; а мы же, как заляжем на землю, так и встать не можем».

Скончался преподобный Амвросий в 1891 году. На его надгробии были написаны слова апостола Павла: «Для всех был всем, чтобы спасти хотя бы некоторых». Слова эти точно выражают смысл жизненного подвига старца. «В его образе было столько обаятельной силы, что достаточно было только увидеть его, чтобы испытать невыразимое счастье. Если вы знали его, то воспоминание о нем, конечно, самое светлое, не повторяющееся воспоминание вашей жизни. Он был ярким воплощением заповеди о всепрощающей, безграничной любви».