Богослов.ru

Россия. История в лицах

Купить диплом в Москве

Святые благоверные князья Борис и Глеб и брат их Святополк – сыновья Князя Владимира

 

Алёша (жалобно): Дедушка! А у нас Димка, Сашкин брат, шахматы отнял! 

Дедушка: Почему отнял?

Алёша: Вот и Сашка его спросил: «Почему? Это же, – говорит, – мои шахматы! Мне подарили! Садись, – говорит, – Димка, и сыграй с кем-нибудь из нас, если хочешь!» А Димка ему и отвечает: «Я с такой мелюзгой, как вы, не играю! Отдавай шахматы! Ты, Сашка, должен всегда меня слушаться, потому что я – твой старший брат!»

Дедушка: Ну, и что же Сашка? 

Алёша (грустно): Отдал. Сказал, что потом поиграем… когда брат наиграется.

Дедушка: Да… Напрасно Димка у вас отобрал шахматы. Одному-то ему быстро играть наскучит. А Сашка твой – молодец, что брату уступил. 

Алёша: Ну, знаешь, дедушка! Я б такому брату – ни-ког-да не уступил! Вцепился бы в шахматы – и не отдал, хоть ты тресни!

Дедушка: Не всегда, Алёша, тот прав, кто за своё воюет. Иногда и тот прав, кто уступает. А уж брату родному – как не уступить? Послушай-ка историю про двух братьев – Бориса и Глеба – и брата их Святополка. Сам решишь, кто прав, а кто нет… 

 

Рассказчик (дед): …Без малого тысячу лет назад это было. Состарился князь киевский Владимир, креститель Руси. Призадумались киевляне…

1-й (задумчиво): Кто ж нами править-владеть будет, как не станет Владимира? Который из его сыновей?

2-й: Известно который – молодой Борис! Он любимец великокняжеский. Да и как его не любить? И Бога почитает, и людям помогает. Да и в ратном деле князь крепок, хоть и борода ещё мала: недаром же Владимир ему нынче свою дружину доверил, чтоб кочевников с пределов Руси прогнать. Дружина тоже на стороне Бориса!    

1-й ( со вздохом): Так-то оно так, и каждый Борису рад, да не по одной любви передаётся киевский престол, а и по старшинству. Старший-то из сыновей – не Борис, а Святополк! А сердце у Святополка недоброе. Как бы не замыслил чего супротив брата…

2-й (как бы машет рукой): Слыха-ал я о Святополке! Владимир его даже в темнице держал – за непослушание! Разве кто пожелает служить такому князю – непослу-ушному? 

1-й (смиренно): На всё воля Божья… 

 

Рассказчик:Немного времени прошло – Владимир-князь скончался. Узнал о том Святополк, явился в Киев, похоронил отца наскоро, без почестей, и назвал себя новым государем. А чтобы народ был ему послушен, раскрыл он отцовские кладовые и щедро одарил киевлян…

 

(Те же двое, тоже на площади, только начинает второй, более бодрый):

2-й(звеня монетами):Ох, и люблю же я слушать, как монетки звенят! Не поскупился новый князь! Может, и понапрасну мы его недобрым словом вспоминали? Как думаешь?

1-й (с сомнением и тревогой): Щедрость тогда хороша, когда без злобы душа. Не задумал ли Святополк ослепить нас своим золотом, чтобы не разглядели мы его чёрных помыслов?..

2й:Нам-то что за дело? Лишь бы в кармане звенело!.. (снова звон монет

 

Рассказчик: Святополк тем временем тайно собрал своих новых слуг…

 

Святополк ( надменно): Довольны ли вы дарами моими?

Голоса приспешников: Довольны!.. Довольны, князь!.. Полны кошельки!..

Святополк: Готовы ли послужить мне? Готовы ли повиноваться во всём?

Один из голосов: Головы за тебя положить готовы, князь! Приказывай: всё исполним!

Святополк: Коли так – слушайте меня! Брат мой Борис нынче возвращается из степей. С ним и дружина отца. Наберите воинов, отправляйтесь навстречу Борису и следите за ним. А как расстанется он дружиной – немедля убейте его! 

 

Рассказчик: Дошла до князя Бориса весть о кончине отца. Рассказали ему и о злодеянии, которое замыслил против него Святополк. Дружина тоже об этом узнала. Разгневалась она на Святополка!..

 

Голоса из дружины ( вразнобой, выделяясь из всеобщего гула): Долой Святополка!.. Не хотим видеть его своим князем!.. Нет в нём совести!.. Неправдой взошёл он на отцовский престол!.. 

Старый воин (когда остальные голоса несколько стихают): Тебе хотим служить, Борис. Пойдём в Киев, мечами нашими отвоюем для тебя престол и станешь править нами по совести!..

(одобрительные возгласы дружины: «Верно!» «Так тому и быть»! «Дело говорит старый воин!» «Не хотим Святополка!»)

 

Рассказчик: Но ответил Борис…

 

Борис: Нет, други мои! Не могу я поднять руку на своего брата, брата старшего, которого люблю и почитаю, как отца. Я младший – мне ли взбираться на великий престол вперёд Святополка? Нет! Приду я в Киев, поклонюсь ему в ноги и скажу: «Здравствуй, Святополк, князь киевский!»

(изумлённый ропот в рядах дружины)Вы же, воины, возвращайтесь к жёнам и детям своим. Если и замыслил Святополк недоброе, так уж лучше я один погибну, нежели прольётся кровь многих людей.

Старый воин: Не боишься ли, князь, распуская дружину, лютую смерть принять?

Борис: Не боюсь. Я люблю своего брата, а в любви страха нет: истинная любовь изгоняет страх!

 

Рассказчик: Что поделать? Покручинились воины да отправились к жёнам и детям, а Борис остался один со своими отроками…

 

Алёша: Дедушка, а отроки – это кто?

Дедушка: Вообще, Алёшенька, так на Руси называли всех детей возрастом от семи до пятнадцати лет. Мальчиков – отроками, а девочек – отроковицами. (С улыбкой)  Так что и ты, Алёша, у нас – отрок…

Алёша: И что же? Выходит, Борис распустил свою дружину, а сам остался с такими, как я, мальчиками?

Дедушка: Не совсем. Ещё отроками называли самых юных мужчин в дружине. Они ещё не так умело владели оружием, как старшие, поэтому просто прислуживали князьям и всегда находились рядом с ними. Конечно, отроки князя Бориса не могли защитить его от убийц – слишком юными и неопытными они были. И всё же один из них, Георгий, проявил небывалую храбрость! 

Алёша: Какую, дедушка?

Дедушка: Об этом узнаешь позже, а пока…  

 

Рассказчик(дед): Раскинул Борис шатёр свой на берегу реки. Вошёл в него и стал со слезами молиться…  

 

Борис: Господи, душа моя в Твоих руках! Что угодно Тебе – пусть то и свершится. Не оставь же меня, услышь молитву мою!.. 

Рассказчик: …Молился молодой князь до позднего вечера. А отдохнув немного, ещё по тёмному утру, вновь обратился к Богу…  Уже слышал он шепот убийц, которые подбирались к шатру, уже слышал лязг их мечей и трепетал всем телом, предчувствуя скорую расправу над собой (к молитве примешивается шёпот заговорщиков, тревожная атмосфера), а всё равно молился, чтобы Господь простил злодеев, а главное, простил его бессовестного брата Святополка… 

 

1-йубийца ( свирепо ): Что медлить? Ворвёмся в шатёр сейчас же и убьём Бориса!

2-йубийца: (цинично): Побойся Бога. Дождёмся, пока кончит молитву…

 

Рассказчик: Только замолк голос Бориса – злодеи ринулись в шатёр и пронзили князя острыми копьями. Вместе с ним погиб и храбрый отрок Георгий (тот самый, Алёша, о котором я говорил). Бросился он на вражеские копья, чтоб загородить своим телом любимого князя, и умер рядом с ним. Борис же перед смертью сказал, обращаясь к убийцам:

 

Борис: Да будет мир брату моему и вам, братья… 

 

Рассказчик: Так погиб молодой князь Борис. Но не насытился Святополк смертью одного брата…

 

Святополк: Если остановлюсь на этом, то соберутся прочие братья мои, придут и отомстят мне! Даже если и спасусь от их меча – всё равно сгонят с престола. Не-ет! Коли сотворил один грех – прибавлю к нему и другой! Эй, слуги! Пошлите Глебу, брату моему, весть о том, что заболел отец его Владимир, и просит его явиться в Киев. А в дороге – поймайте и убейте его! 

 

Рассказчик: Глеб был самым молодым из Владимировых сыновей…

Алёша: Отроком?

Рассказчик (дед): Ну… почти. На иконе он даже изображен без усов и без бороды…

Алёша: На иконе? 

Рассказчик (дед):Да, Алёша. И его, и Бориса Русская Церковь почитает как святых, и на иконе они – тоже вместе. Но слушай дальше…

Глеб, конечно, поверил обману Святополка и немедленно отправился в Киев. Там он надеялся встретить и своего любимого брата Бориса. Глеб с самого раннего детства был привязан к нему. Но уже в дороге узнал он правду: что Владимира уж нет в живых, что брата Бориса убил Святополк, а теперь и его, Глеба, хочет погубить обманом… Но не испугался Глеб злых вестей.  

Шёл он тем временем на ладьях по реке со своей малой дружиной и увидел плывущую навстречу лодку, а в лодке – блистающих мечами посланников Святополка. Всполошились тут Глебовы люди…

 

Слуга Глеба: Возьмёмся и мы за мечи! Не дадим в обиду юного князя! 

 

Рассказчик: Но сказал Глеб слугам своим…

 

Глеб: Братья, причальте ладьи ваши к берегу, а я поплыву на своей ладье посреди реки. Не желаю кровопролитья. Пусть возьмут они меня одного и отвезут к Святополку в Киев. Верю, что не станет убивать меня старший брат и отпустит с миром.

 

Рассказчик: Послушали слуги юного князя. И отправился он навстречу беде. Глеб со слезами умолял злодеев помиловать его, пощадить (ведь он был такой юный!). Всё напрасно…Теперь вспомни ещё раз храбрый поступок отрока Георгия. Как принял он смерть за князя Бориса. Так вот, Алёша: Глебов повар, который плыл с ним в одной ладье, на такой поступок оказался неспособен, хоть был и старше Георгия по годам. Он поступил, как предатель. 

Рассудили убийцы:

 

2-й убийца:Зачем будем умывать руки кровью юного Глеба? Эй, повар! Хочешь, чтобы помиловали мы тебя? Тогда прими на себя тяжкий грех! Возьми свой нож и убей князя!..

 

Рассказчик: И повар хладнокровно исполнил приказание. Только и успел Глеб, что помолиться о своём отце, о брате Борисе. Помолился и о своих мучителях, потому что святые люди умели молиться даже за тех, кто причинял им страдания…

Вот как погибли два брата – Борис и Глеб, не желавшие кровавой борьбы за княжеский престол. Их поступок стал примером для Русских князей. Многих братьев удержал он от войны друг с другом. Шли годы, а люди не забывали Бориса и Глеба, молились им как первым святым Русской земли…    

А злой Святополк недолго просидел в Киеве. Вскоре брат Ярослав согнал его с престола. А в народе он навеки получил страшное прозвище –  Окаянный… 

 

Алёша: Дедушка, а что это значит – «окаянный»?

Дедушка: Окаянный – значит проклятый, грешный, отвергнутый. В древней Руси это слово считалось бранным, ругательным. Хуже него, Алёша, не было слова.

Алёша (испуганно): Дедушка, неужели и Димка, старший Сашкин брат, – тоже окаянный? 

Дедушка (с улыбкой): Ну, конечно же, нет. И не подумай назвать его этим словом. Он ведь таких страшных дел не натворил, как Святополк Окаянный. Только шахматы отнял. Но я уверен, что если ты ему расскажешь эту историю, он и шахматы отнимать перестанет. Да он уж, наверно, ждёт не дождётся вас с Сашкой, одному-то надоело фигурки на доске переставлять. Так что иди, Алёшенька, во двор.

Алёша: Да! Пойду и расскажу Сашке, какой он молодец!