Богослов.ru

Под покровом тьмы

Купить диплом в Москве

Суеверие


— Я знаю, месье, как воздать за вашу неверность! Как только вы снимете этот платок со своей шеи, ваша голова расстанется с короной - навсегда!

С этими словами Франсуаза де ла Бом де Блан крепко завязала платок на шее французского короля Людовика XIV. Покидая Версаль, бывшая фаворитка навсегда обрекла монарха носить шелковый платок. О как ненавидел суеверный Людовик этот проклятый платок, спускавшийся до пояса, который постоянно пачкался во время застолья, цеплялся за парик и всячески мешал! Но оставалось только одно: ежедневно отправлять платок в стирку — и утром одевать снова. Разве можно было позволить себе из-за какого-то платка лишиться монархии? Узнав эту историю и удивляясь долголетию монарха, титулованные особы стали приходить на званые обеды с такими же платками! Именно так началась история галстука — с маниакального суеверия французского монарха!

Удивительно, но даже в советское время, когда из лексикона строителей светлого будущего изымались любые слова, связанные с религией, суеверия ощущали себя совершенно уверенно. Разве можно мыться перед экзаменом или не пожелать супругу перед ответственным мероприятием «Ни пуха, ни пера!» — чтобы услышать, как в ответ тебя же отправят к одному не самому привлекательному персонажу? А про несчастных черных кошек, разбитые зеркала, просыпанную соль или потерянный талисман и говорить не приходится! У каждой профессии есть свои суеверия, которые порой превращаются в священные ритуалы. Музыкант, который встал не с правой ноги, да еще и убрал за собой кровать в день концерта, обрекает себя на провал. Даже Лучано Паваротти, и тот не выходит на сцену без гнутого гвоздя в кармане и «пятака» в ботинке. Стоит пожарному почистить на дежурстве сапоги — жди вызова. А если, вернувшись из отпуска, тебя не окатят водой из брансбойта — снова придется ехать на пожар. А на космодроме в Плесецке все знают: если перед запуском ракеты-носителя на ней не написать «Таня» — жди беды!

Но почему же так падок человек на суеверия? Даже сегодня, в эпоху компьютерных технологий и покорения космоса, суеверия не то что не исчезают, они множатся, уютно пристраиваясь к новым изобретениям. Наблюдая за тем, как продавщица супермаркета выполняет какие-то магические движения полученной тысячей, невольно задумываешься: а так ли далеко мы ушли от первобытных племен?

Вера всуе. Пустая, ложная вера. Но всё равно — вера. Всё равно — чего-то человек боится, даже забаррикадировавшись от Бога хай-теком, удобствами и правами человека. Вера пусть глупая, порой смешная до слез — но всё-таки свидетельство того, что не всё в наших руках, есть ещё и коварный Случай, который в один миг может всё расстроить. И в неосознанном отчаянии от собственного бессилия и полной беззащитности человек пытается хоть как-то обезопасить себя от всего, что может внезапно вторгнуться в жизнь — обезопасить всяческими талисманами, бессмысленными — зато такими загадочными! — ритуалами, нескончаемой атрибутикой, которой сегодня наполнены магазины.

Но ведь вера — опасная вещь. «По вере вашей да будет вам», — сказал Христос. И хотим мы этого, или не хотим, именно на нашей вере и возводится здание всей нашей жизни. Но разве не страшно строить не на монолите веры в Бога, не на фундаменте Вечности, а на разнообразных приметах, талисманах и гороскопах? Не потому ли и трещат наши судьбы по швам, что вместо крепкой основы, в жизни — одна мишура суеверий?

Ведь суеверие рождается в глубинах человеческой души, когда она опустошена.

Главный соблазн суеверия — в его необременительности. В отличие от религиозной веры, которая связывает всё происходящее в жизни с нравственным поведением человека, суеверие перекладывает вину на чей-то дурной взгляд, или недоброе слово, или заколдованный предмет. Здесь не требуется покаяния и каких-то перемен в неправильном образе жизни: достаточно найти правильный ключик в виде талисмана или заговора — и всё станет на место.

О если бы суеверие было верой в ничто! Но такой веры не бывает. И за невинной оболочкой суеверия скрывается вполне реальная духовная сила, которая будет цепко держать вверившегося ему. Вера в суеверие и есть тот самый мостик, по которому в жизнь проникают демонические силы. Когда преподобному Серафиму Саровскому задали вопрос, как же не верить в суеверия, когда они сбываются, старец ответил: «А ты не верь — и они сбываться перестанут!». Ведь помогать сбываться будет некому!

Святитель Василий Великий, обращая внимание на опасность двоеверия, говорил: «Многим кажется делом безвредным слушать истолкователей примет. Чихнул кто на слове, говорят: и это имеет значение. Кто-нибудь сзади назвал меня по имени, нога поскользнулась при выходе, зацепилась одежда — все это помеха. И люди весьма знаменитые, ожидающие Судию с небес, хладнокровно впадают в этот пагубный порок. Но слушай: отвержен народ, предавшийся сему. Еще в древности, по закону Моисееву, очарования, волхвования, ворожба, птицегадания отринуты как изобретения демонов. Враг до того издевается над человеком, что, если показалась кошка, выглянула собака или утром встретился человек, даже самый благорасположенный, но с поврежденным правым глазом или бедром, он отскочит, отворотится, не раз зажмурит глаза. Что бедственнее такой жизни — все подозревать, во всем видеть препятствие, когда все должно возводить его душу к Богу?»