Богослов.ru

Под покровом тьмы

Купить диплом в Москве

Миф

 
От слова «миф» веет чем-то далеким и загадочным, словно дохнул откуда-то налетевший знойный ветер Древней Эллады и напомнил про подвиги Геракла, золотое руно, Ясона и Медею, и, конечно же, бесстрашного баловня судьбы Одиссея. Греческие мифы — красивые, нередко поучительные, сегодня не более чем занимательное чтение для просвещенного человека ХХI века, который со снисходительной улыбкой читает, как коварный и мнительный Крон пожирал своих детей, чтобы они не заняли его место...

В девятнадцатом веке было особо модно бороться с мифами. Тогда всё, что хоть как-то было связано с религией, с легкостью объявлялось мифом. «Миф о Христе», «Разоблачение мифа», «Сумерки богов», «Похороны великого мифа» — такие заголовки пестрели в книжных лавках, заманивая читателя в дебри псевдо науки. На горизонте уже занималась заря материализма и господства чистого разума. Не одному десятилетию надо было минуть, пока не стало очевидным рождение новой беспощадной мифологии взамен старой, презренной и растоптанной. Обновленный пантеон полубогов требовал себе поклонения. Священные тексты теперь составлялись не в молчании отшельничества, а на заседаниях и пленумах. И задачи новых мифологем не шли ни в какое сравнение со старыми: какой миф мог мечтать о мировом господстве или гегемонии пролетариата?
Я счастлив,
что я
этой силы частица,
что общие
даже слезы из глаз.
Сильнее
и чище
нельзя причаститься
великому чувству
по имени —
класс!
Ведь традиционный миф, какому бы малому племени он ни принадлежал, излагал священную историю, рассказывал о событии, которое произошло во времена «начала всех начал». Как правило, миф был образным, поэтическим рассказом о творении или становлении чего-то в реальном мире благодаря действию сверхъестественных существ.

Христианство всегда смотрело на мифы народов не без уважения и интереса, видя в них по-детски изложенное повествование о главном. Конечно, между религией и мифическими образами лежала великая пропасть. Однако нельзя отрицать и то, что многие библейские истины сохранились в большинстве древних мифов, хотя и в искаженной форме. Таковы повествования о творении мира и человека, грехопадении, змее-искусителе, всемирном потопе и многое другое. Здесь миф выступал как поэтическая, художественная форма провозглашения истины, которая не претендовала на объяснение всего с математической точностью, но четко обозначала жизненный горизонт для человека, обращая внимание на самое главное.

Однако мифы ХХ века, прочно занявшие в головах, а нередко и в сердцах, место изгнанной религии, были совсем иными. Чего стоит, например, миф о Ленине как вечно живом абсолюте коммунизма, который строго смотрит с портрета и испытует совесть строителя светлого будущего? А истории с бальзамированием и выставлением на всеобщее поклонение бренных останков вождей? Ведь именно благодаря четко продуманной системе насаждения в умах «нужной» мифологии только и могла держаться тоталитарная идеология. Непросто даже перечислить весь богатый арсенал мифов тоталитарных систем ХХ века. Несомненно одно: предреченные в XIX веке «сумерки богов» оказались на поверку лишь зарей рождения новых беспощадных титанов с далеко не человеческими лицами.

Но кто сказал, что сегодня мы уже живем без мифов? Разве пространство современной культуры не есть сплошная мифологема - правда, вполне чуждая религии, или даже враждебная ей? Кто, как не герои современных мифов, смотрят на нас с глянцевых обложек и многометровых афиш? Да, это современные боги и богини, обретшие свою божественность благодаря PR-технологиям, умению имидж-мейкеров и востребованности публикой, столь жадной до новизны и нескончаемой пошлости.

На смену устаревших мифов пришли иные, в красочных упаковках видеофильмов и глянцевых журналах. Разве герои фильмов, вечно юные актеры- не наши мифические боги, молодые и не умирающие? Шпионский Одиссей ХХ века Джеймс Бонд - не просто герой шпионского романа, это символ. Имя Бонда знает половина населения Земли. Время не властно над агентом 007: он всегда молод, привлекателен и полон жизненных сил, как и положено герою мифа. С того времени, когда был снят первый фильм, прошло более сорок лет, и очевидно, что последнего фильма не будет никогда. «Джеймс Бонд вернется...» — эта чарующая фраза финальных титров каждого фильма выступает как заклинание. Пространство, в котором существует Джеймс Бонд, глубоко мифологично. Оно делится на свой и чужие миры, а центром мира всегда является кабинет начальника секретной службы М, где агент получает очередное задание по спасению мира.

Так некогда глубокий миф деградировал до пошлости. Но пошлость, возведенная мифом в идеал, уже становится привлекательной и агрессивной. Не знающий истины обречен блуждать тропами мифов. Конечно, нет большой беды, если смотреть на миф как на часть культуры своего времени. Но когда миф, подменяя собой истину, становится центром жизни, будь то миф «арийской расы», «светлого будущего» или «счастья по-американски» — и словно эпидемия распространяется в обществе — последствия не замедлят ждать. Или ХХ век нас так ничему и не научил?...