Богослов.ru

Россия. История в лицах

Купить диплом в Москве

Князь Владимир

 

Д: Где ж ты лазил, Лешка, у тебя вон листья в волосах зацепились…

Л: Мы шалаш строили с ребятами у старого дерева…

Д: Ого! И как?

Л: Да там старшие ребята тоже пришли… сели там, курить начали. Ну, я отошел с ребятами, говорю, давайте их прогоним, это же наш шалаш, а то вдруг подожгут ещё.

Д: А ребята что?

Л: Ну… там… Короче, они испугались. Получается, эти из девятого класса сидят у нас, шифруются от всех, чтобы покурить, а мы и в шалаше поиграть не можем спокойно…

Д: Ну и что ты теперь делать будешь?

Л: Да ну, не знаю теперь. Ребята прям… если б мы вместе так решили, то мы бы их прогнали… А так - только я один, а они боятся.

Дед: Конечно, Леш, тяжело идти против всех. Но никогда не надо этого бояться. Если дело правильное, то бояться нечего.

Л: Ага, только побьют ещё…

Д: Хм… Такие вот смелые поступки могут потом изменить жизнь человека. Ребята-то конечно позлятся, а вдруг потом кто-нибудь из них одумается, стыдно станет… А? Может, он потом вообще курить бросит, вспоминая, как младший его прогнал и пристыдил. Вот помнишь, я тебе рассказывал про княгиню Ольгу? А её внуку – князю Владимиру – точно так же пришлось пойти против многих ради доброго дела. 

 

Дед: Был Владимир самым младшим из сыновей Святослава. После кровавой войны между братьями, где никто не хотел уступать, Владимир воцарился в Киеве и стал править всей Русью.

Он установил в Киеве идолы шести главных богов славян того времени. Жрецы проводили около них свои ритуалы и при всём народе приносили богам жертвы: драгоценности, еду, живых петухов и быков, и даже молодых юношей и девушек. 

 

Владимир: Кого вы привели ко мне?

Жрец (неприятный старик): Княже! Сей недостойный человек следил за священным огнём, неугасимым пламенем нашего Перуна, горящим на капище. Человек этот, не думая о важности своего труда, заснул и огонь погас. Нужно ли тебе, княже, чтобы громовержец Перун обрушил гнев свой на наш град? Скажи, какое наказание следует сделать этому человеку?

Владимир: Скажи мне, волхв, как говорят об этом наши устои, хранимые от предков?

Жрец: По устоям, кровь сего человека искупит гнев Перуна. Он должен быть казнён перед Перуном на капище.

Владимир: Тогда сделайте так.

 

Владимир (думает про себя):Как кровь потекла… Не могу смотреть. А ведь никогда не боялся. Зачем же они убили его?... Да ведь не они, а я! Я приказал! Да зачем же? Ведь он мог просто уйти домой, если бы я его отпустил… к своей женушке молоденькой... А его поставили стеречь огонь… Да и что мы, огня разжечь не могли бы заново? Нет, не могу вынести… Что со мной? Сколько раз я это уже видел… И сколько раз ещё увижу? О, волхв, зачем мы льём эту кровь?

Жрец: Князь, куда ты?

 

Л: А капище что такое, деда?

Д: Это место, куда язычники ставили свои идолы и делали там свои жертвы.

Л: О, я бы туда ни сунулся… А теперь эти капища зарыли все?

Д: Со временем на многие из них поставили храмы православные. Христиане не боялись этих капищ, они хотели даже самые темные места освятить и сделать их святыми. Послушай дальше.

 

Д: Не мог Владимир найти ответы на свои вопросы у волхвов... И тогда стал он искать, какая вера есть в других странах. По летописной легенде, приходили к нему и иудеи,  и мусульмане… Всех Владимир слушал и обдумывал. его. По совету бояр, отправил он послов в разные земли, чтобы услышать рассказ от своих людей, а не посланных учителей. 

 

Владимир: Бояре и старцы! Вот пришли люди, которых мы посылали, давайте послушаем всё, что было с  ними.  

Посол: Пришли мы к немцам, и видели в храмах их различную службу, но красоты не видели никакой. Потом пришли мы в Греческую землю. Ввели нас туда, где служат они Богу своему. Мы не знали - на небе или на земле оказались: ибо нет на земле такого зрелища и красоты такой. Не знаем, как и рассказать об этом, - знаем мы только, что пребывает там Бог с людьми, и служба их лучше, чем во всех других странах.

Жрец (тот же старик): А разве плохо мы живём ныне? Доблестный наш князь верно служит богам и они милуют его победами. Будем ли гневать их отречением от устоев?

Владимир (с сомнением): Бояре и старцы! Что скажете?

Боярин: Рассуди, князь, если бы плоха была вера греческая, то приняла бы её тогда бабка твоя, княгиня Ольга? А она была мудрейшей из всех людей.

Владимир: Верно говорите, бояре…

Жрец: Уж не отвернётся ли народ…

 

Д: Случай разрешил сомнения Владимира. Это было будто провидение свыше. Дела государства соединились с его духовным поиском. Византийский император написал князю письмо, в котором просил помочь усмирить мятеж, который вспыхнул тогда в цареградской армии. Владимир в ответ потребовал отдать себе в жены дочку императора, Анну. Это было позором для правителей Византии – отдать дочь за язычника, и тогда император потребовал от Владимира принять крещение. Князь киевский согласился, ведь уже давно думал об этом, и с дружиной отправился в Византию.

 

Фоновые звуки жестокой битвы и напряженная музыка, постепенный переход к «спокойствию»: звук костра, шаги в отдалении, перекличка воинов. Лагерь Владимира, говорят воины:

1ый: Славно мы дрались сегодня, я шлем в трофеи взял – смотри какой…

2ый: Это повезло тебе… А князь-то наш Владимир уж поболе выгадал: дочку императорскую в жены берёт за наш поход.

1ый: На то он и князь.

2ый: Смотри, бежит вон к нам кто-то… Это ж десятник наш, да при оружии…

3ий (напряженно): Ну, братцы, велено коней седлать и строиться, да выходить, чтобы к утру осадить град греческий Корсунь.

1ый: Эвон что! Мы же помогали вроде грекам!

3ий: Так князь сам приказал, в страшном гневе он…

 

Д: Греки не хотели выполнять условия договора и отдавать Анну, и тогда Владимир осадил греческий порт Корсунь. Вся византийская империя содрогнулась от этого. Захватив город, Владимир вновь начал переговоры и тогда уже получил желаемое. Владимир крестился и был повенчан с императорской дочерью. 

 

Л: Слушай, деда, но ведь получается, что Владимир крестился просто, чтоб женится. Он сам-то пришел к вере?

Д: Может быть, по началу он и не совсем понимал, какое большое он делает дело для Руси. Но постепенно он это осознал и пришел к вере.  

Д: И тогда князь отправился назад в Киев. Весь обратный путь был подобен огромному крестному ходу. Со свитой князя ехали священники, впереди дружины несли хоругви, на стоянках служили молебны. Прибыв в Киев, Владимир велел окрестить жителей города.

Жрец: Куда это ты бежишь, молодец? Да что там, разрази меня Перун, твориться?

Молодец: А, старче, не слышал ты что ли вестей? Князь наш Владимир в христианскую веру всех велел привести…

Жрец: Уж не помрачился ли разум его? Да гнев богов он вызовет!

Молодец: И малютки, и старики, и девицы, и парни – все там. Князю верят, а не твоим пугалам, старче. Владимир плохого нам не пожелает, сам-то он крещённый уже! (последнюю фразу издалека, убегая).

Жрец: О, Стрибог! Дай мне ветер твой, чтобы бежал я скорее отсюда!

 

Владимир: Помолимся, люди… Боже великий, сотворивший землю! Призри на новых людей твоих и подай нам увидеть тебя, как дал ты прочим странам христианским. И помоги мне, Господи, надежду на тебя возлагаю!

Возгласы народа: Помоги нам, Боже!

Л: А почему Владимир сказал «призри»? Это же презирать – то есть ненавидеть. Как это?

Д: Это другое слово, Алеша, оно похожее. Призреть – это значить помочь, оказать милость. Так про сирот раньше говорили, приютить, призреть сироту.

Л: Понятно. А неужели так легко все забыли о старых богах?

Д: Ох, нелегко Лёша, нелегко… В Киеве народ видел своего князя и доверял ему, и тут всё прошло мирно, но вот в других городах было совсем не так…

 

Д: Повелел князь крестить так же и другие земли, послал проповедников в Чернигов, Новгород, Ростов, Муром, Волынскую и Белгородскую землю… В Новгороде язычники много сопротивлялись новой вере. Доходило до восстаний.

Жрец: И так вам и говорю, что как я это увидел, то бежал из Киева и будь прокляты эти христиане. Тащат они всех в воду и совершают свой обряд, да и князь заодно с ними… Ни ведунов, ни волхвов он больше не слушает, окаянный…

Удивлённые возгласы народа: Страх какой! Жуть! Как его земля носит!

Жрец: Так вам и заповедаю, новгородцы, держитесь старых порядков, а христиан всех на кол сажайте и не давайте им даже слова молвить…

Возгласы: Идут, идёт дружина киевская! Крестить идут! Старче! К городу подошли уж!

Жрец: Да, черед теперь ваш… Всех, кто не пойдёт с ними в воду, тому киевляне голову будут рубить!

Возгласы: К оружию! Доставай мечи!

 

Д: И только после долгой борьбы крестился Новгород. А в других городах и через сто и через двести лет были ещё язычники, сопротивлявшиеся христианам. А потом они стали в дикие леса уходить, да на север, и затерялись где-то совсем.

А в Киеве христианские праздники стали сопровождаться большим пиром на весь город. Так летописец пишет об этом: "И сотворили пирование светлое, раздавая имения много убогим, и нищим, и странникам. Больным же и нищим доставлял по улицам бочки меду, и хлеб, и мясо, и рыбу, и сыр, желая, чтобы все приходили и ели, славя Бога". 

 

Д: А ты знаешь былины русские, про Илью Муромца или про Алешу Поповича?

Л: Конечно знаю! У меня книжка есть такая!

Д: А помнишь, там рассказывается про Владимира Красное Солнышко, к которому богатыри в Киев ездят, и он им задания поручает с врагами воевать?

Л: Ещё бы, помню.

Д: Ну вот и считается, что это про князя Владимира и есть. 

Л: Да ладно!

Д: Да... Конечно, там сказители по своему много переложили и не историю они писали, а былины… Но это же память-то народная! Церковь его святым прославила, а сказители величали «ласковым князем Владимиром» - вот так в народе он и остался.