Богослов.ru

Человек в Церкви

Купить диплом в Москве

Таинство Причащения

В Евангелии есть одинэпизод, внешне — не особо выделяющийся из остального повествования, но по сутисвоей — глубоко трагический. Это произошло вскоре после того, как Христос чудеснонасытил пятью хлебами пять тысяччеловек. Когда изумленные чудом люди захотели провозгласить Христа Царем, они услышалиследующее: «Вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, чтоели хлеб и насытились. Истинно, истинно говорю вам: Старайтесь не о пищетленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную. Отцы ваши ели манну в пустыне иумерли;  хлебже, сходящий с небес, таков, что ядущийего не умрет. Я хлеб живой, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек;хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира.». 

Услышанное повергло когов ужас, кого — в сомнение — а не сумасшедший ли Он? От Христа отошли почти все,кроме маленькой группы учеников — но и к ним Господь обратился с вопросом: «Нехотите ли и вы отойти?» Лучшего способа провалить любую миссию и представитьневозможно. Однако Христос сознательно идет на это. Значит, Им было сказаночто-то настолько важное, без чего смысл Его пришествия на землю исчезает.

Два хлеба: хлеб земной и Хлеб Жизни. Людивыбрали первый и отвергли второй. Но были и те, кто остался, кто смог нестолько понять, сколько почувствовать, что чудесно насытивший хлебом может совершитьболее значимое, чем утоление физического голода. Само чудо, загадочные слова оСебе как Хлебе Жизни, ушедшие людские толпы, испытующий взгляд Христов — этакрайняя напряженность ситуации разрешается верой апостолов: "Ты Христос, СынБога живаго!" А если уверовали вэто, то к кому же уходить? — "Господи! К кому нам идти?" Не к кому. И еслиуверовали в главное — в Божество Христово, то все прочее, даже непонятноевкушение Его Тела и Крови, уже принять нетрудно.

Человечество всегдаподстерегал соблазн увидеть в христианстве высокое нравственное учение, тонкуюфилософию, таинственное знание, даже способ организации общества — все, чтоугодно — но только не Тело и Кровь Христовы. Однако ведь Сам Христос установил именно такойспособ общения с учениками: не просто через проповедь, молитвы или обряды — но черезТаинство Причастия Телу и Крови Христа: "ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне"(Ин. 6, 56). 

Телои Кровь Христовы — это мост, переброшенный между Богом и человеком. Причем БогСам становится этим мостом — «Аз есмь путь, и истина, и живот»: «никто неприходит к Отцу, только через Меня», — говорит Христос. 

Принимая в себя хлеб ивино Евхаристии как пищу, мы приобщаемся Божественных Тела и Крови — тем самымсоединяем свое тело с Телом Христа, а кровь — с Кровью Христа — Христа прославленного,победившего смерть и грех. То, что мы вкушаем, становится нами: пища — этокирпичики, из которых строится наше тело. Если материальное лекарство благодарясвоему воздействию «исправляет» неполадки в организме, то Божественная Пищаприближает всего человека — и дух, и душу, и тело — к исполнению Божественногозамысла о себе. Толькоприобщаясь Христа, мы становимся «самими собою», так как Христос — «Всечеловек»:во Христе мы есть, вне Христа — мылишь «мнимость», «призрак» самих себя, а не то, чем призваны быть. 

Евхаристия — причастие не просто плоти Христа, но причастие воскресшей плоти, причастиетому Телу, Которое уже преодолело смерть. Пасха — Иного бытия начало. Частицы нового космоса, в котором уженет отравы смерти, в котором побежден смертный распад, входят в нас — чтобыослабить давление плоти греха на нашу свободу. Наша воля не может быть исцеленаХристом прямо — Он не может подменить Собой личный выбор каждого из нас. Но Оносвобождает верующего от страстногопленения благодаря тому, что дает нам причастие обновленной и исцеленнойчеловеческой природы. И поэтому через причастие мы вновь оказываемся всостоянии утраченного рая: прошлое греха не давит на нашу волю, и мы делаемсвой выбор, не испытывая чрезмерного давления греховного прошлого. 

Для первохристианской общины реальность присутствия Христа вДарах Евхаристии была настолько ощутимой, что апостол Павел недолжное, неблагоговейное отношениек причащению называет причиной смерти некоторых христиан: "Да испытываетже себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей.Ибо, кто ест и пьет недостойно, то ест и пьет осуждение себе, не рассуждая оТеле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает" (1Кор. 11, 28-30). Но для того, чья душа бежит от греха и жаждет иного бытия,Таинство Евхаристии становится поистине неисчерпаемым источником жизни вечной: 

В каждом древе распятый Господь, 
В каждом колосе тело Христово, 
И молитвы пречистое слово 
Исцеляет болящую плоть[1].