Богослов.ru

Мужчину и женщину сотворил Бог

Купить диплом в Москве

Пол


Нет, ну насколько же прав был Клайв Льюис, когда сказал, что из всех христианских добродетелей нет наименее популярной, чем целомудрие! Счастливчик, не довелось ему дожить до нынешних времен, когда даже у школьника на слуху такие слова, как «трансвестит» или «однополый брак». Однако было бы наивным полагать, что война против христианского понимания пола началась лишь в ХХ веке: она шла постоянно, то затихая в монашеской аскезе отцов-пустынников, то расцветая пышным цветом обезумевшей от похоти плоти в эпоху Возрождения.

Конечно, если бы христианство сказало миру только то, что всё, что связано с полом и воспроизводством, грех, скверна и нечистота, оно не сказало бы ничего нового. Ведь и античный мир знал своих девственников и девственниц, гнушавшихся браком и отдававших себя целиком служению богам. И действительно: с одной стороны, мы слышим в Евангелии о том, что лучше человеку не жениться; но с другой — Сам же Христос идет на брак в Кану Галилейскую, где и совершает Свое первое чудо! Более того — апостол Павел, уверяющий, что в Царстве Небесном не будет ни мужского пола, ни женского, в другом месте с еще большей выразительностью убеждает нас в том, что отношения мужа и жены не только допустимы и терпимы, но — святы; ибо их союз есть образ единения Христа и Его Невесты — Церкви. А правило одного из церковных соборов прямо предает отлучению от Церкви того, кто отвергает брак не ради воздержания, а по самому существу!

На самом деле, здесь нет никакого противоречия. Беда нашего времени в том, что понятие пола отождествили с физиологией, исключительно с телесной стороной человеческой жизни. В.В. Розанов, мыслитель, для которого вопрос пола действительно стал философским вопросом всей жизни, как-то заметил, что «пол не есть вовсе тело; тело клубится около него и за него».

Как следует из самого слова, пол есть свидетельство различности — но не раздельности! — мужчины и женщины. Первые строки Божественного Откровения говорят о том, что не найдя первозданному Адаму помощника, равного ему, Бог создает для него Еву — жену, помощницу, вдохновительницу. Правда, она же скоро станет и орудием первого соблазна — неопытная, любопытная, доверчивая — и так легко увлекающаяся! Ведь именно это и сыграло решающую роль в преступлении заповеди: «И увидела Ева, как плод прекрасен собой, и ела, и дала Адаму, и он тоже ел»... Оказалось, так легко из вдохновительницы превратиться в соблазнительницу! Но разве этого хотел от Евы Бог? Правда, и Адам в грехопадении отказал своему высокому предназначению — быть мужем, отцом и главой: хороша же глава, если она безмолвно слушает то, от чего следовало бы заткнуть уши и бежать, и не только слушает, но и слепо повинуется чужой - греховной - воле!

Так первые люди на самой заре своего бытия нарушили данное им Божественное призвание: Адаму — быть главой семьи и тружеником, Еве — любящей и послушной своему мужу матерью. И то, что в человечестве с тех пор пол главным образом сконцентрировался вокруг деторождения, для отцов Церкви было скорее трагедией, нежели источником человеческого счастья. Грехопадение перевернуло всё с ног на голову. Отныне то, что раньше было естественным завершением привязанности супругов друг ко другу, теперь стало властным диктатором едва ли не на всех направлениях жизни. Слепая и безликая похоть объявила себя любовью, а настоящая любовь оказалась запертой ключом эгоистического пользования физиологическими особенностями одного организма другим.

А что в итоге? Современный французский философ Жан Бодрийяр, много размышлявший над плодами половой вседозволенности ХХ века, пришел к неутешительному выводу. Энергия пола оказалась растраченной попусту, и вместо того, чтобы стать настоящими мужчинами и женщинами, мы всё более становимся транссексуалами, "полыми", или, точнее, бесполыми людьми, для которых пол стал не более чем физиологической функцией, уже безразлично, куда и к кому обращенной.

Но причем здесь религия, спросите вы? Вся беда в том, что человек, ставший бесполым, то есть безразличным, утратившим своё предназначение, оказывается религиозно бесплодным и пустым. Бесполый стал бесполезным. Он словно оборвал ту струну, на которой только и может быть сыграна его уникальная ария во вселенской симфонии. Как демоническая сила, порвав с Богом, уже не может творить, но способна лишь карикатурно подражать и извращать, так и утративший или извративший половую идентичность человек становится религиозно-пустынным, замкнувшимся в своей бесполой затхлости. И неспроста В.В. Розанов заметил, что «связь пола с Богом большая, чем связь ума с Богом, даже чем связь совести с Богом»!

Но разве те, кто оставляют мир, принимая монашеские обеты, не обрекают себя на бесполое бытие? Как это ни парадоксально, но в монашестве пол не упраздняется; напротив, он обретает своё первозданное звучание и место, будучи очищен от диктата похоти падшей человеческой природы. Да, это даётся многими трудами и потами, и далеко не всякому следует вставать на этот путь. Но посмотрите на благородно-строгие лики святых мужей и жен, сияющие чистотой и любовью. Почитайте их жизнеописания — и вы увидите, что и сегодня быть мужчиной — значит, всей жизнью нести ответ перед Богом за тех, кто рядом с тобой. Быть женщиной — значит, сделать своё сердце бездонным для тех, кто ждет твоей заботы и внимания. Откажи своему призванию — и душа будет не жить, а маяться. Может быть, пора найти в себе немного мужества называть вещи своими именами?