Богослов.ru

Божественные повеления

Купить диплом в Москве

Четвертая заповедь


Казалось бы, нет более странной заповеди, нежели четвертая. Зачем Богу строго-настрого наказывать людей за несоблюдение... выходного дня? Какой религиозный смысл в отдыхе, который является естественной передышкой для всего живого? Или, быть может, это лишь приспособление Заповедей к реалиям человеческой жизни, и только?

...Наступает шаббат. Для любого еврея это слово — священно. Ведь в этот день Творец почил от дел своих, шаббат и означает — «покой». Еще с вечера пятницы накрыт праздничный стол; всё, что необходимо для торжества, заранее приготовлено. Шаббат — не просто день покоя или безделья, как это может показаться со стороны; нет, это день, когда в доме Бог — полноправный хозяин. Ведь с точки зрения иудаизма, именно благодаря соблюдению субботы еврейский народ смог сохранить свою самобытность.

Для современного человека еврейский церемониал, связанный с шаббатом, кажется забавным. Не зажигать огонь, не варить пищу, ничего не носить, никуда не ходить, не включать электричество, не пользоваться телефоном, телевизором, компьютером, и это далеко не полный список — все эти запреты иудаизма в отношении субботы кажутся по меньшей мере странными. Да, уже после Вавилонского плена иудейские законоучители очень жестко определили все границы дозволенного в этот день: не потому ли снова были порабощены евреи, что пренебрегали субботой? Конечно, в этом страхе было больше человеческого, нежели Божественного: и когда Христос сознательно творил чудеса в субботу, исцелял страдавших десятилетиями — это делалось только для того, чтобы показать истинный смысл заповеди о почитании субботы, вернуть к той непреходящей ценности заповеди, которая оказалась глубоко погребенной под мелочностью субботнего церемониала. «Суббота для человека, а не человек для субботы» (Мр. 2:27), — так Господь указывал на место внешнего обряда дня покоя.
Божественной субботы
хлебнули мы глоток.
От празднеств и работы
закрылись на замок.
Ни суетная дама,
ни улиц мельтешня
нас не коснутся, Зяма,
до середины дня.
Еще придут заботы,
но главное в другом:
божественной субботы
нам терпкий вкус знаком! [1].
Четвертая заповедь подытоживает обязательства человека по отношению к Богу: «Помни день субботний, чтобы святить его. Шесть дней работай, и делай всякие дела твои; а день седьмой — суббота Господу Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих. Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них; а в день седьмой почил. Посему благословил Господь день субботний и освятил его».

Как ясно следует из самой заповеди, здесь человеку дается определенный принцип отношения к самой жизни. Нельзя человеку не работать — ибо он умрет с голода. Нельзя ему и не отдыхать — иначе он сорвется и погибнет. Но четвертая заповедь устанавливает определенный ритм жизни, который наполняется особым, священным смыслом. Здесь сердцевиной становится то время, когда изгнанный Адам словно возвращается в райский сад, где не было нужды в изнуряющем труде, где весь мир радовался человеку и был ему послушен. Да, это было дано даром — но не отнято совершенно и сегодня. Шесть дней труда — но ради того, чтобы вернуться в Эдем. Шесть дней труда — как свидетельство готовности выполнить повеленное Богом, чтобы исправить роковую ошибку. И каждый раз день седьмой — экзамен, или свидетельство правильности пути. Когда прекращается работа, и праздник открывает свои двери. Когда человеческое, житейское упраздняется — чтобы дать место Богу.
Уже готовит старость
свой непременный суд.
А много ль нам досталось
за жизнь таких минут?
Но с Воскресением Христовым в жизни человечества появляется новый рубеж, новая точка отсчета. И если первое время суббота соблюдалась христианами иудейского происхождения, то уже в начале II века акцент субботнего дня постепенно переходит на следующий день — воскресный. Ведь именно в этот день, первый после субботы, христиане собирались для молитвы и причащения. Обращая язычников в христианство, апостолы не требовали от них соблюдения субботы, но собирали их на молитву именно в воскресный день. Постепенно воскресный день стал отмечаться повсюду, а равноапостольный император Константин Великий узаконил этот день как государственный выходной.

Как сегодня христиане чествуют день субботний? Прежде всего, воскресной молитвой в храме, когда отлагаются все житейские попечения, и главной задачей становится достойно подготовиться к встрече со Христом в Таинстве Евхаристии. Но этим не ограничивается святость воскресного дня: ведь именно в этот день, поставив предел нескончаемым заботам, мы можем вспомнить о тех, кто ждет нашей помощи или доброго слова. Вырываясь из житейской круговерти, мы наконец-то можем ощутить себя свободными для дел благих и вдохновенья, дать нашим близким ту любовь и внимание, на что в будни у нас не хватает ни времени, ни сил.
Над виноградными холмами
Плывут златые облака.
Внизу зелеными волнами
Шумит померкшая река.
Взор постепенно из долины,
Подъемлясь, всходит к высотам
И видит на краю вершины
Круглообразный светлый храм.

Там, в горнем неземном жилище,
Где смертной жизни места нет,
И легче и пустынно-чище
Струя воздушная течет.
Туда взлетая, звук немеет,
Лишь жизнь природы там слышна,
И нечто праздничное веет,
Как дней воскресных тишина[2].

[1] Б.Окуджава

[2] Ф.Тютчев