Богослов.ru

Мужчину и женщину сотворил Бог

Купить диплом в Москве

Феминизм

 
"Она отбывает обязанности жизни не действительным, а страдательным образом: муками родов, заботами о детях, подчиненностью мужу... Она не создана для высших страданий, радостей и могущественного проявления сил; жизнь ее должна протекать спокойнее, незначительнее и мягче, чем жизнь мужчины... Женщина... во всех отношениях ниже стоящий второй пол... род промежуточной ступени между ребенком и мужчиной, который и есть собственно человек".

Этими вопиюще "неполиткорректными" для сегодняшнего слуха высказываниями Артура Шопенгауэра можно подытожить восприятие женщины, господствовавшее на протяжении долгих тысячелетий, когда ей отводилось заведомо второстепенное положение в жизни патриархальной семьи, общества и культуры. Разумеется, история знает и яркие примеры противоположного: святая княгиня Ольга, Жанна д'Арк, Екатерина Дашкова, Мария Кюри и другие замечательные женщины проявляли великую силу личности и таланта, однако эти исключительные примеры, лишь подтверждают общее правило.

И вот, разразился бунт. Эпоха революций и освободительных движений не оставила в стороне "женский вопрос", о котором заявлялось порой в довольно экстравагантной форме. Так, эмансипированные суфражистки, ревнуя славе легендарных амазонок, устраивали публичные сожжения символов векового закабаления "женского сословия" — своих бюстгальтеров, забывая о том, что этот, ни в чем не повинный предмет дамского гардероба вошел в обиход лишь в XIX столетии... Однако было бы несправедливо судить о феминистском движении лишь в свете подобных курьезов, и в нем тоже была своя правда.

Манифестом современного феминизма стала книга французской писательницы Симоны де Бовуар "Второй пол", публикация которой в 1949 г. произвела в обществе эффект разорвавшейся бомбы. "Только тогда, когда будет покончено с рабским состоянием половины человечества, когда разрушится основанная на нем система лицемерия, деление человечества на два пола обретет свое подлинное значение, а человеческая пара — свой истинный облик." Свои идеи о семейной паре "истинного образца" Симона стремилась воплотить с известным философом-экзистенциалистом Жан-Полем Сартром, с которым они прожили два десятилетия, не обошедшихся, впрочем, без драматичных размолвок и взаимного непонимания. Зато в книге госпожи де Бовуар все выглядит вполне очевидным, она подкупает читателя своей неподдельной экспрессией, и, между прочим, логикой, — как-никак, Симона изучала философию в Сорбонне. А некоторые из затронутых ею проблем и вправду видятся роковыми, и не для одних только женщин.

В самом деле: многовековое навязывание женщине роли человека "второго сорта", коренящееся еще в древних языческих и средневековых предрассудках, наподобие представлений о "нечистоте" женской природы или сношениях женщин с дьяволом, не только оставило глубокий след в женской душе, но и заметно исказило всю культуру человеческих взаимоотношений. Причем проигравшим оказался и сам мужчина: низведя женщину до неравного, приниженного положения, он обрек себя на трагическое одиночество, ибо разве возможна подлинная любовь, свободный союз душ и сердец между априори неравными людьми? И не подобное ли высокомерие зачастую заставляло мужчин искать спасения от мрака одиночества в противоестественных гомосексуальных отношениях с "равными себе по совершенству", как это было у древних греков или у английских аристократов викторианской эпохи?..

Извечный вопрос: так кто же во всем виноват? Бытует мнение, что в дискриминации женщины есть вина и христианской Церкви. Чтобы понять, насколько это соответствует действительности, надо прежде всего иметь в виду, что культура Древнего мира была глубоко патриархальной, и Церковь — как ветхо-, так и новозаветная, не могла не считаться с существующими обычаями. Впрочем, на страницах Библии присутствует немало женщин, сыгравших важную роль в истории народа Божия: Руфь и Юдифь, Эсфирь и Анна Пророчица, святые жены-мироносицы и, конечно же, сама Богородица Мария, прославляемая как "честнейшая херувимов и славнейшая серафимов"... Все то в наследии христианства, что можно истолковать как принижающее женщину, по большому счету есть дань социальным нормам своего времени, и не относится к существу религиозного учения. Например, когда апостол Павел предписывает женщинам покрывать волосы в церкви, он лишь подтверждает силу римского обычая для замужних женщин. В то же время, само христианское учение о человеке в корне чуждо какой-либо, в том числе и половой, дискриминации, ибо во Христе нет ни иудея, ни язычника, ни раба, ни свободного, ни мужского пола, ни женского (см. Гал. 3:28). И не случайно именно христианские идеалы были положены в основу принципов гуманизма и демократии, в числе которых достоинство и права женщины.

Впоследствии, однако, эти доктрины оторвались от своего христианского корня и, возможно, именно по этой причине зашли в тупик. Феминизм — не исключение. Легко критиковать те или иные социальные устои, но что взамен, в чем конкретно должно осуществиться вожделенное женское освобождение? Не будет ли при этом "вместе с водой выброшен младенец"? Традиционный образец женщины — добродетельной хранительницы семейного очага, с возмущением отвергнут и стремительно исчезает на наших глазах, взамен же приходит так называемая "современная женщина", настаивающая на своих "правах" — но на что же именно? На карьеру, не оставляющую времени радостям материнства и собственной личной жизни? На калечащие здоровье аборты и контрацептивы — оброк сексуальной революции? На курение, сквернословие и хамские поступки? На ношение мужской одежды, нелепое подражание мужским повадкам и хобби?

Неужели предел женской эмансипации — это попросту карикатурное перевоплощение в мужчину, что же тогда остается от самой женщины, кроме особенностей физиологии, да условных опознавательных признаков? Да и само это перевоплощение неполноценно, хотя бы потому, что даже современная "эмансипе" не упускает случая воспользоваться своими традиционными "женскими привилегиями", когда ей это выгодно. Если прежде женщина и зависела от патриархальных устоев, то все же сохраняла свое бытие, свой уникальный мир, а теперь она как таковая попросту стерта, смешана с безликой массой в стиле «унисекс». Это ли тот гармоничный идеал женщины, о котором столь страстно мечтали пионерки феминизма? К тому же, женщине выпало примеривать на себя мужские роли в пору повсеместного упадка мужественности, когда благородные рыцарские идеалы давно сменились буржуазным филистерством, мелочностью и эгоизмом.

И вот, порвав с традиционными ценностями (которые, быть может, сами по себе не так уж плохи, а просто были превратно истолкованы?), стремящаяся к свободе "современная женщина" попадает в плен целого легиона "прогрессивных" духовных диктаторов. Глянцевые журналы и развязные телевизионные ток-шоу, врачи и психоаналитики, используя пещерные догмы фрейдизма, под лицемерным девизом "будь собой, живи для себя" навязывают женщине довольно безрадостное существование в качестве отчужденного сексуального объекта для постороннего использования. В конце концов, феминизм, как впрочем, почти любая форма протеста в обществе потребления, с легкостью превращается в ходовой товар, в пародию на себя, и в итоге мы видим такие уродливые проявления "популярного феминизма", как полки книжных магазинов, заваленные грудой всевозможных пособий "как стать настоящей стервой". Воистину, как сказано в "Фаусте" великого Гете, такое "освобожденье есть новое порабощенье".

Не секрет, что идеология феминизма, как и прочие «прогрессивные» жизненные стандарты, на которые ориентируется современный мир, производится в нескольких странах Запада. Причем производится преимущественно «на экспорт», потому что сами жители Запада отнюдь не торопятся отказываться от классических ценностей: так, западные мужчины предпочитают брать в жены не эмансипированных феминисток, а женщин традиционного склада, и ввиду их нехватки все чаще останавливают свой выбор на женщинах из Восточной Европы, России и Азии. Очевидно, в этом проявляется некий инстинкт борьбы за выживание человечества, поскольку стирание женского в женщине есть один из знаков уничтожения собственно человеческого в человеке. Ведь человек — не абстракция и не поле для бесконечных экспериментов над его богозданной природой. Человек не может оставаться человеком, если он отказывается от своих исконных свойств, в числе которых — быть мужчиной или женщиной. Ибо «сотворил Бог человека по образу Своему... мужчину и женщину сотворил их», как сказано в Святой Библии (Быт. 1:27).