Богослов.ru

Божественные повеления

Купить диплом в Москве

Восьмая заповедь

Что такое заповедь «не кради» для человечества сегодня?

Веревка, которая связывает руки для успешной коммерции, оставляя никому не нужный шаткий шанс честного бизнеса? Обречение себя на материальное прозябание, точнее, проклятие «жить на зарплату», как выразился герой советского фильма?

Да есть ли вообще резон говорить об этой заповеди в обществе, где давно привыкли воровать на любом уровне социальной лестницы? А утверждение «не своруешь – не проживешь» стало едва ли не одиннадцатой заповедью строителей светлого будущего?

Если выстроить своеобразную иерархию самых непопулярных заповедей, можно не сомневаться: второе место после «не прелюбодействуй» займет именно эта, запрещающая воровство. Но почему Бог так настойчиво, так неотступно встает на привычном человечеству пути, снова мешая быстро слепить счастьишко подручными средствами?

Значит, в этой заповеди речь идет на самом деле не столько о материальном благополучии, сколько о чём-то более важном, даже фундаментальном, а именно – о понятии собственности.

Но разве ошибся псалмопевец, сказав: «Господня земля, и всё, что её наполняет»? Разве мы не читаем в книге Деяний, что в первых христианских общинах никто ничего из своего имения не называл «своим», но всё у них было общее? Разве не сказал Сам Христос богатому юноше: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах» — чем и поверг его в глубокую печаль? Можно ли после этих неоспоримых и однозначных фактов вообще начинать разговор о собственности?

Однако вопрос, почему Бог так трепетно относится к сфере материального бытия человека, остается открытым. Достаточно вспомнить шокирующие Евангельские строки о Страшном Суде: «Прочь от Меня, проклятые! Потому что Я голоден был – и вы Меня не накормили, жаждал – и вы Меня не напоили. Был чужестранцем – и вы Меня не приютили, нагим – и вы Меня не одели, больным был и в тюрьме – и вы не позаботились обо Мне»! Получается, что для Бога эта зачастую пренебрегаемая из мнимо-высоких побуждений область материального оказывается принципиально важной, если именно в ней заключается ключ от человеческого спасения или погибели?

Можно смотреть по-разному на то, что окружает человека в его жизни – жилище, одежда, различные предметы, деньги, но не только: это и отношения между людьми, привычки, обычаи, да и само время, в рамках которого мало-помалу и истощается запас песочных часов человеческого бытия. Посмотрев с одной стороны, можно сказать, что всё это – тленное и преходящее, да и по сути – не наше: всё равно не взять с собой на тот свет ни копейки, ни миллиона. Тогда и разницы нет, сколько денег у тебя в кармане, какая еда на столе, ездишь ли на машине или пешком ходишь, живешь ли в картонной коробке на решетке метрополитена или в особняке на Рублевке. Всё это пройдет одинаковым образом, а гробовая доска – будет ли она из горбыля или красного дерева – поставит одну и ту же печать. И в таком подходе, что ни говори, есть своя правда.

Но можно взглянуть и по-другому. Разве всё то, что меня окружает, не является продолжением меня самого, своеобразным расширением моего тела, моей жизни? Не будь этих средств, этих инструментов в моих руках, что я мог бы сделать? Да, всё это – не вечно, однако и букет цветов, который дарится любимому человеку, тоже не стоит в вазе годами! Среди незаписанных изречений Христа – аграфов – есть такой призыв: «Будьте опытными менялами!» Разве не странно слышать такой призыв из уст Того, Кто только что повелел всё продать и раздать нищим? Но здесь идет речь о высшем умении – искусстве менять временное и преходящее на вечное и бесценное!

После грехопадения, когда человек оказался перед лицом враждебного мира, Бог Сам одел прародителей в кожаные одежды. Как трогателен этот эпизод – Бог заботится об отвернувшемся от Него человеке как любящий родитель; и кожаные ризы, без которых человеку теперь не прожить, в понимании святых отцов – вся материальная среда, которой окружает себя человек с тех давних времен. Как величайший Педагог, Господь вручает Своим детям мир как возможность проявить себя в нём: либо как хищнику и вору, либо как мудрому и трудолюбивому домоправителю. Будучи полученным из Божественных рук, этот мир теперь действительно собственность человека – правда, на время, для испытания. И если он будет верен в малом – этом, преходящем, материальном – то ему можно будет доверить и вечные обители – но только если экзамен этой жизни не окончится провалом. Неудивительно, почему в монастырях издревле существует закон: любой грех, даже тяжкий, может быть прощен брату, но только не воровство: решившийся похитить чужое незамедлительно изгоняется из числа монастырской братии. Ведь если посмотреть на первый роковой поступок в человеческой истории – грехопадение прародителей, то основным мотивом здесь было именно… воровство, желание похитить Божественные достоинства, обманным путем «стать как Боги». Вот как далеко тянется эта нить проворовавшегося человечества!

Для Бога материальное положение человека, каким бы оно ни было, бесконечно значимо: это его орудийная среда, это его «инструментарий спасения», без которого человек едва ли преуспеет в самом главном деле – спасении души. Значит, тот, кто похищает чужую собственность, не просто «освобождает от излишков», но своей дерзкой рукой выбивает данную Богом опору, на которой и строится здание спасения. Именно поэтому так категорична восьмая заповедь, которая не ограничивается одними социальными последствиями воровства, но открывает новую перспективу отношения к своим и чужим материальным благам: «Кто крал, впредь не кради, а лучше трудись, делая своими руками полезное, чтобы было из чего уделить нуждающимся» (Еф. 4:28).